Поделиться

 

Памяти Александра Калашникова: Режиссера и Педагога

2 января 2012 - Дмитрий Першин

 

Памяти Александра Калашникова – Режиссера и Педагога.

 

Полгода назад не стало Александра Калашникова. Режиссера, продюсера, артиста, художника, педагога.

Он прожил пятьдесят пять с половиной лет. Очень много успел сделать на земле. Оставил свой след. Его помнят и любят сотни и тысячи людей. Особенно его ученики – так называемые – «БУМовцы».

Свой театр Александр Николаевич назвал «Бум»… «…так звонит колокол, … так бьется человеческое сердце!»

У этого прекрасного человека был врожденный порок сердца. И он умел ценить каждый его удар: час и день своей  жизни. И он не тратил эти удары. Он претворял их в поступки. В бесконечную цепь замечательных, талантливых, неповторимых поступков…

Калашников явление весьма многогранное. Я лишь скажу здесь о нем, как о режиссере и педагоге. Всю свою жизнь он был художником. Художник – это человек любящий. Александр Николаевич страстно любил театр. И любовь это вела его (как всякого художника) по жизни, она наталкивала его на постоянные деяния.

В режиссуре Калашников начинал, экспериментируя в жанре агитбригады. Он был сыном своего времени: эпохи комсомольских строек…

Одним из первых спектаклей театра « Бум», который изначально базировался в Доме Культуры «Рассвет» Кузнецкой обувной фабрики, был «У нас в Кузнецке ярмарка». Этакий синтез агитбригады с народным театром. Но запомнилось это представление своим гражданским аспектом: на нем были озвучены фамилии всех «несунов», то есть работников фабрики, нечистых на руку. После одного из спектаклей Александра Николаевича, поздним вечером повстречали некие темные личности и, пардон, побили.

С тех пор актеры-воспитанники провожали своего лидера домой. А еще автору этих строк приходилось слышать из уст самого Калашникова, что впоследствии некие хулиганы разбивали стекла в окнах его квартиры…

Александр Николаевич, как настоящий художник, немного мифологизировал свою жизнь, - слегка приукрашивал реальные события. Помню его замечательный рассказ о том, как он объявил своим родителям решение стать актером, - ехать на учебу в Самарский ВУЗ. На что его отец-фронтовик ответил категорическим отказом и, на всякий случай, запер юного Калашникова в собственной комнате. Тогда Александр, по его рассказу, смастерил веревку из простыней, спустился с балкона третьего этажа и босиком убежал на вокзал, где, сев в электричку, благополучно доехал до града Самары.

…Как педагог Калашников всегда мог найти животрепещущую пьесу и «заразить» ею коллектив театра-студии. Он творил в 80-е годы, время, когда еще существовала живая память о Великой Отечественной войне. Память в лице  отца режиссера Николая Федоровича Калашникова – фронтовика с героической судьбой. Один из замечательных спектаклей на эту тему назывался «Спроси когда-нибудь у трав». Имелся в виду метафизический образ: травы нашей Земли – нашей России – помнят о телах похороненных героев Великой Отечественной войны. Сама Земля вопиет о памяти…

Прекрасной работой нашего режиссера стал спектакль «451 градус по Фаренгейту» по пьесе англичанина Рэя Брэдбери. Он был хорош как синтез идеи, заразительности и воплощения. Команда театра была абсолютна влюблена в материал и работала не покладая своих талантов.

Тема -  гибель культурного наследия от техногенной современности. Антиутопия. Для постановки Александр Николаевич изобрел некий оригинальный пандус – внутренность космического корабля. Музыкальное оформление – тяжелый рок плюс цветомузыка. В 1984 году это было сногсшибательное зрелище. Эффектный финал – сжигание на сцене портретов великих писателей и ученых. Калашников обладал редким качеством влюбляться и любить людей. Всей душою. Во время «Фаренгейта» он провожал в армию своего воспитанника Сергея Королева. Осталась чудесная фотография: на фоне декораций спектакля стоит коллектив театра, а на переднем плане Калашников и Королев. И видна та любовь, и даже нежность во взгляде нашего педагога.

Александр Николаевич говорил: «Для того, чтобы поставить новый спектакль, режиссер должен как бы умереть и родиться вновь. Забыть все свои прежние приемы и начать жизнь творческую с чистого листа». Ему повезло. Он находился в постоянном поиске новой театральной реальности. Талант Калашникова достиг своего расцвета на ниве народного театра. Году в ‘84 он ставит уникальный проект «Театр на повозках». Три телеги, запряженные Маньками и Буянами из пригородных совхозов, везут нехитрый реквизит, и сами, становясь полукругом, играют роль декораций. Все это предприятие носило великолепное имя – балаган. Русские скоморошьи потешки. А на тентах телег красовалась фраза: «Не считай рубли – считай песенки». Эти слова, наряду с изречением «Жизнь надо прожить в полете» стали девизом жизни кузнецкого артиста. Благодаря его деятельности многие россияне узнали, что помимо Новокузнецка в стране есть просто Кузнецк. Вспоминается любопытная фотография – шествие первого народного бумовского балагана. Впереди идут музыканты: трубач, барабанщик, гитарист. За ними – в холщовых рубищах актеры-скоморохи с нарумяненными щеками…

Как-то раз героя этой статьи спросили:

- Александр Николаевич, помните ли Вы свое первое на публике выступление?

- Да, - ответил он, - где-то в шестилетнем возрасте мне очень нравилось выдавать себя за своего брата-близнеца Юру. Особенно в детстве мы были очень похожи. Это был первый розыгрыш в моей жизни.

Второй балаган – народная агитбригада «Эффект Редькина» образца 1985 года был на два порядка грандиознее первого. К кузнецким актерам Калашников присовокупил актеров пензенских – точнее театр пантомимы города Заречного под руководством роскошного мима Алекса Куприянова. Само действо – около двух часов – искрометный фонтан народных талантов. Автор этих строк смотрел этот спектакль с балкона дворца культуры «Родина». И, помню, за два часа - ни разу (!) не сменил позы, сидел, не шелохнувшись, целиком захваченный действием.

Три слова о самой пьесе «Эффект Редькина». Вещь эта о том, как построить коммунизм в стране. Просто надо всем – от слесаря до министра – быть честными. Идея не новая. А если взять само слово «коммунизм» в некие скобки? Кто такой Редькин – герой, изобретший «закон честности» -  это сам Калашников, стремящийся к честности, чистоте, искренности, любви и, не разочаровавшийся в этих понятиях никогда. Сейчас разрешено верить в Бога, посещать храмы. К чему стремится нынешний россиянин? К достатку. Как бы поудобнее устроиться. Коммунизм преодолели, а сами обмельчали.

Третий балаган доехал на телегах до Москвы и до Тулы. Он назывался «О том, как господин Макинпотт от своих злосчастий избавился» и жанр – «Эксцентриада в воздухе в стиле «Дель'арте». Тема этой западноевропейской прокоммунистической пьесы, написанной Брехтом: «Нет правды на земле, но нет ее и выше». Высшая правда существует, она лишь недоступна для земного рационалистского истолкования… Зрелище  же получилось чрезвычайно яркое, даже эклектичное и абсолютно не «совковое». Калашников впервые нанял профессионального художника Аллу Мальцеву. Художник сделал его спектакль цветным, ярким, карнавальным. Александр Николаевич применил в качестве батутов и просто декораций пять надутых камер от «БелАЗА», разрисованных дель'артовскими треугольниками.

Чего у Калашникова всегда было вдоволь, так это актеров. «Бумовская» массовка просто впечатляла. В «Редькине» - это поюще-танцующая агитбригадная молодежь, строящая мизансцены, типа «Вперед к коммунизму». В «Мокинпотте» - массовка – это так называемые «дзанни» - люди в черных лосинах, с причудливыми масками на лице, катающие огромные камеры-батуты, а еще – хор ангелов, вылетающих и поющих в интермедиях.

Чем нам, кузнецким парням, актерам театра «Бум», запомнился итальянский балаган? Общением с пензенцами. Пензенцы (в лице Сергея Кистенева) привезли нам кучу катушек с записями концертов ленинградского андеграунда. Тогда это было глотком свежего воздуха после палящего зноя застойной номенклатурной культуры. «Аквариум» с его средневековым романтизмом, с легким налетом мистицизма: «Сегодня ночью нас кто-то ждет…». «Кино» с его проповедью восточного ничегонеделания: «Я, лишь начнется новый день, хожу, отбрасываю тень с лицом нахала». Ранние концерты «ДДТ» с настоящими социальными, бьющими не в бровь, а в глаз текстами, с сумасшедшей скрипкой и хмельным баритоном Шевчука. «Зоопарк», «Наутилус Помпилиус», «Звуки Му», «А-виа», группа «ДэКа». Где вы  сегодня,  рокеры 80-х – цвет российской молодежи?

Рейтинг: +8 Голосов: 8 3704 просмотра
Комментарии (8)