Поделиться

 

Начало заселения Кузнецкого района и Кузнецка

13 июня 2011 - Андрей Шлычков

Начало заселения Кузнецкого района и Кузнецка.

 

В какие же древние времена начал заселяться людьми наш Кузнецкий район? Точную дату теперь уже не знает никто, да и вряд ли когда узнает. Как известно из археологических раскопок, люди на нашей земле очень долго не создавали поселений. И всё из-за густого и сложно проходимого леса. Вокруг, в лесостепи уже начинали поселяться люди, появлялись какие-то дороги. А на земле Кузнецкого района ещё преспокойно пели птицы и рычали медведи. Народ сюда редко забредал, видно не было нужды селиться в густых лесных дебрях.

 

Ну зачем человеку селиться в густом лесу, когда вокруг полно свободного места? Поэтому наверняка первыми поселенцами наших мест стали люди из других уже обжитых районов не желающие подчиняться тамошней власти. Ну кто их станет искать в глухом и непроходимом лесу.

 

Особенно «популярны» стали наши густые леса во времена шустрого и неугомонного Петра Первого. Он своими нововведениями и реформами настолько нарушил вековой уклад наших предков, что некоторые из них решались бежать от тогдашней цивилизации подальше в лес. Реформы Петра Первого требовали много денег, и он начал выкачивать их из народа.  Так же требовались люди для построек новых городов и тех же кораблей. Людей естественно на такие стройки заманивали не большими деньгами, а кнутом. Кому это понравится? Молодой царь начал завоёвывать выходы к морям и для этого тоже требовались люди.

 

Многие скажут, что Петр Первый хотел благо для России. Кто спорит? Интересно как бы повели себя эти говоруны в то беспокойное время? Тогда о правах человека никто даже и помыслить не мог. У кого кнут тот и прав. Вот и побежал народ в непроходимые леса.

 

Так и появилось где-то около 1680 года поселение на реке Труёв вокруг холма Мары. Его так и называли – Труёво. Жизнь наверняка у первых поселенцев была не сладкой. Ведь из-за скрытности проживания большинство вещей приходилось делать самим. О нормальной торговле речи и не было. Так и стали развиваться различные ремёсла. Кто кожей занимался, кто одежду шил, а кто-то в кузнице молотом стучал. Или что-то производи, или умирай от голода.

 

Ведь охотиться не все могли. А охота в лесах тогда была основной формой добычи пропитания. Но постепенно лес выкорчевывался, и распахивались поля. Народу в поселении становилось всё больше и больше. Вести скрытый образ жизни становилось всё сложнее и постепенно такие поселения находились отрядами Петра Первого и приписывались к боярам для сбора очередных податей.

 

Это и произошло с поселением Труёво. Оно было на территории Саратовской губернии, которую наш неугомонный Петр Первый отдал боярам Нарышкиным. Поселение Труёво досталось боярину Василию Петровичу Нарышкину. 7 февраля 1699 года он открыл здесь церковь «Воскресение Христово» и поселение стало называться селом Труёво-Воскресенское. Тогда на месте Кузнецка было всего 20 дворов и 4 церковных дома. Недолго получилось скрываться от цивилизации нашим предкам. С приходом бояр вернулись  поборы и людей  опять стали забирать на нужды государства Российского для различных строек и войн.

 

суббота, 11 июня 2011 г.

 

Шлычков Андрей

Похожие статьи:

Стихи, рассказы, сказки наших земляков.Комбинации против Хода Истории

О городе Кузнецке и Кузнецком районеМих. Геслер „Чистая дево, радуйся…“(Кровавая пасха 1918 г. в г. Кузнецке)

О городе Кузнецке и Кузнецком районеКузнецкий район в древние времена

Стихи, рассказы, сказки наших земляков.Герои произведений современного автора И.А. Гергенредера. - жители Кузнецка.

О городе Кузнецке и Кузнецком районеГород и его батальон (Кузнецкий батальон Народной армии КомУча)

Рейтинг: 0 Голосов: 0 2235 просмотров
Комментарии (1)
Sadovnik # 12 июля 2011 в 15:12 0
Отказные книги – первоклассный источник по истории заселения Пензенского края в 17 – начале 18 веков, содержащий разнообразный материал по исторической географии, этнографии, ономастике.

Составитель, автор предисловия и примечаний М.С. Полубояров
http://www.suslony.ru/Otkaznye1.htm
Вот отписные грамоты близлежащих к Кузнецку мест:
6492-23. Лл. 191–198 об. Об отказе земель служилым татарам на р. Елюзань. Лета 7196 (1688) маия в (не указан) день по указу великих государей (полный титул) и по наказу стольника и воеводы Ивана Ивановича Щепина велено ехать Пензенской приказной избы подьячему Даниле Попову в Пензенской уезд, в степь, на реку Суру, по обе стороны речки Алезаны. Для того в прошлом во 190-м (1681) году сентября в 5 день в грамоте великих государей (...) на Пензу к воеводе Лариону Панину писано:

Били челом великим государям темниковцы Алмамет мурза Ахмаметов сын Дулатов, Араслан Акбулатов сын Илевлеев, да Саранского города Мустай Исламов сын Курмашев, да Бикчюрак Булатов з братьею и с товарыщи. Великих государей жалованья помесной оклад ему, Алмаметю, триста десять чети, а поместья де за ним в дачах в Темниковском да в Саранском уездех: пашни сорок чети в поле, а в дву по тому ж. А он де, Араслан, помесным окладом не верстан, а поместья за ним в Саранском уезде десять чети в поле, а в дву по тому ж. А служат де они, Алмамет и Араслан, великих государей службу рейтарскую. А он(и) де, Мустай да Бикчюр, помесным окладом не верстаны, и поместья за ними ни в котором городе нет ни одной чети, а служат де они великих государей полковую службу.

И в прошлом де во 193-м (1685) году приискали они за пензенским валом порозжие земли дикого поля ковылы на Суре реке, по обе стороны речки Алезаны. А то дикое поле ковыла в урочищах: первое урочище – от Суры реки и от устья речки Кудадея, вверх идучи по той речке Кудадее по обе стороны, до устья Кумушкарю речки, вверх идучи по той речке и до вершины; а от вершины той речки Кумушкаря, черес поля, до Торгана Луковака; а от того Таргана Луковака до вершины речки Калдаиса правая ж сторона; и перешед тою Колдаискую вершину, до речки Большой Мочемы; а по той речке Большой Мачем до большого лесу, до вершин речки Згирмяны; а от вершин речки Згирмяны, через большой лес и до вершины речки Наскафтума; до Алексеевского лесу, прямо черес поле (до) устья речки Зереева; а от тое речки Зюрюева по речке по Калдаису, на нис идучи до Суры реки, до устья речки Калдаиса правоя ж сторона; а по той Суре реке вверех идучи, по обе стороны реки Суры реки, с озеры и хороменной лес, и всякие угодья, опричь дельного дерева; и до первого урочища, до устья Кудадея правая ж сторона.

И то дикое поле ковыла в тех вышеписанных урочищах ни х которому городу не приписоно, и в поместье, и в вотчину, и на оброк никому не отдано, и не владеет тем полем нихто, лежит порозже. И великие государи пожаловали б, велели ис того дикого поля ковылы порозжей земли в тех вышеписанных урочищах дать им, беспомесным и малопомесным, великих государей жалованья в поместья по пятидесят четей в поле, а в дву по тому ж, да сенных покосов по тысече копен человеку им, Алмаметю мурзе да Араслану, к старым их дачам; а Мустаю и Бикчюрю – вновь в поместье, с лесы и со всеми угодьи.

И велено мне, подьячему, не доехав тех урочищ, которые писоны выше сего, взять с собою тутошних и сторонних людей, старост и крестьян, сколько человек пригоже, да при тех сторонных людех сыскал всякими сыски накрепко, рускими людьми – по святой непорочной Евангельской заповеди Господни, а мурзы и татары и (с) мордвою – по их вере, по шерте, то дикое поле, порозжая земля, в тех вышеписанных урочищах лежит порозжа, и в поместье, и в вотчину, и в оброк никому не отдана, и ни х которому городу не приписана, и не владеет тем поместьем нихто; и тою порозжую землю велено измереть в десятины и положить в чети, да ис того поля отказать челобитчикам, темниковцам Алмаметю мурзе Дулатову, да Араслану Ивлевлеву, да Саранска города Мустаю Курмашеву, да Бикчюру Окбулатову з братьею и с товарыщи – по пятидесяти четей в поле, а в дву по тому ж, да сенных покосов по тысече копен человеку: Алмаметю мурзе – к старому ево к темниковскому да х кадомскому поместью, к сороку двум четям с полуосьминою и с полполполтретником в ево оклад в триста десять четей; а Орослану – к старому ево саранскому поместью к десяти четям; а Мустаю и Бикчюру – вновь в поместья, со всеми угодьи. А что им того дикого поля и кому именно отказано будет, и то велено за ними написать в отказные книги подлинно порознь.

И по указу великих государей (полный титул) и по наказу стольника и воеводы Ивана Ивановича Щепина Пензенской приказной избы подьячей Данила Попов в Пензенской уезд в вышеписанные урочищи (со) сторонними людьми ездил и при сторонних людех сыскивал, и по сыску сыскных людей та земля объявилась порозжа, и тою порозжую землю измерел в десятины и положил в чети, и отказал челобитчикам, темниковским мурзам Аймаметю мурзе Дулатову в ево оклад в триста в десять четей, к старому ево к темниковскому да х кадомскому поместью, к сороку двум четям с полуосминою и с полполполтретником; Араслану Акбулаеву сыну Влевлеву – к старо(му) ево к саранскому поместью к десяти четям; Алею мурзе Алкаеву сыну Дулатову, Сасану мурзе Мартазинову сыну князь Такшаитову, Текбаю Ишкину сыну Ентудину, Кейбулу Меглишеву, Уразмаметю Ишкину сыну Янтудину, Алею Кашелееву сыну Сабаеву, Байметю Девлешеву сыну Мезерову, Белмаметю Байгузину, Ждану Бегишеву, Бикмаметю Ураскаеву, Ибраиму мурзе Акбулатову сыну Богданову, Ахмаметю Кузенбаеву сыну Турмаеву, Иштеряку Бичюрину, Ушелею мурзе Кузмину сыну Юреневу, Еммаметю Дасаеву, Ишкаю Иштерякову, Сюнчелею Ишееву, Батею Алкаеву, Ишметю Ахмаметеву сыну Ахтугакову – по пятдесят четей человеку в поле, а в дву по тому ж, сенных покосов по тысяче копен;

Бибаю Бурнашову – сорок четей в поле, а в дву по тому ж, сенных покосов восемьсот копен;

Идельбаю Нагаеву сыну Ембакаеву, Бакбарису мурзе Барееву сыну Кайбельдину, Исеняку Бачюрову сыну Матвееву, Бектемиру Бачюкову, Сюняку Бочюкову, Сюнялею Кудайбердину сыну Уразбоктееву, Алмашу Янтудинову сыну Килдишеву, Сюняку Сюньбаеву сыну Енаеву, Будаю Баймакаеву сыну Енаеву, Ахмаметю Яковлеву сыну Енаеву, Ил... (неразб.) Исинееву сыну Бураеву, Кавраку мурзе Килмаеву сыну Ишменееву, Узяку мурзе Сюнякаеву сыну Юреневу, Мамеделью мурзе Умряшеву сыну Килмаеву, Иванашу Сюньбаеву сыну Кудайбакову, Теняшу Баилмаметеву, Казею Кусытову сыну, Мустаю Сюньбаеву сыну Кудайбакову, Ибраиму мурзе Бибарсову сыну Богданову, Смоляну Иванову, Исенелею Акбулатову, Ишелею Бикбулатову, Актяряку Бичюрину, Иштеряку Байбукову, Кайбулу Седоеву, Богдаю Юмашеву, Келмашу Кудайбердину, Сюкаю Седоеву, Байбужгу Кудашеву, Ибраю Кудашеву, Кудайберде Бикчюрину, Назею Мустаеву, Бикчюру Акбулатову, Уразмаметю Бикбулатову, Зянкуму Алееву сыну Байкееву, Кумашу мурзе Килмаеву сыну Васильеву, Уразмаметю Неверову, Акбулату Аюкаеву, Бектя(ю) Картлачеву(?), Утяшу Калмаеву, Бармелею Токтарову, Алку Петаеву, Ураскаю Павлову, Сантаналею Акбулатову, Ишмаметю Чюпкукову, Чепаю Борисову сыну Богданову, Бибаю Левонтьеву сыну Иванову, Акчюру Арасланову, Акбулату Тюкаеву, Уразгилдею Петрову, Бикмаметю Биктееву, Баймашу Кайбилдину, Явушу Тюнееву, Бакбулату Ишкаеву, Смолку Ижбулатову, Келмаю Кайбелину, Кулмаметю Ахмаметеву, Тербердею Кудайбердину, Богдану Атюдинову, Байтемиру Биктемирову, Алмаметю Бектемирову, Адяру Иванову, Байтулану Утямишеву, Айдяру Чимаеву, Тлявлею Туктарову, Уразмаметю Ишмакаеву, Мустаю Макмаеву сыну Тлевляеву – по дватцети по пяти четей в поле, а в дву по тому ж, сенных покосов по пятьсот копен человеку;

Масею Биктемирову сыну Товушеву – тритцать пять четей в поле, а в дву по тому ж, да сенных покосов семсот копен;

Байбухту Товушеву – пятнатцать четей в поле, а в дву по тому ж, сенных покосов триста копен;

Неваю Бикбулатову – тринатцать четей в поле, а в дву по тому ж, сенных покосов двести семдесят копен;

Тюкаю Акмакаеву – двенатцать четей в поле, а в дву по тому ж, сенных покосов двести шестьдесят копен;

Делмисю(?) Тюрбаеву – десять четей в поле, а в дву по тому ж сенных покосов двести копен.

(Начало строки замазано чернилами) ...от черного Мачемовского большого лесу вниз по (одно слово замазано) до речки Наскафтмы, и тою речкою, на нис идучи, – до речки Калдаиса; и по речке Калдаис, вверх идучи правою стороною, и перешед речку Калдаис на левую сторону – до буярака; а от того буярака через Исенеев усад(?) – до Ураевой дубровы; а от тое дубровы – до реки Кудадея, до Каменного Броду; и вверх идучи Кудадею рекою по правую сторону – до крутого буярака, а в нем бугор; а от того буярака – до дубровы Тангалы, Айменник тож, и до черного Лукисатовского лесу; и подле того Лукисатовского лесу, идучи правою стороною, – до Соснового болота; а от того болота – до вершины речки Калдаиса; и перешед Калдаискую вершину, – до помры Торганалы; а от помры Тарганалы – до болота Велемяпилги; а от того болота черес черной Мачемовской лес – до первого урочища и по тем... (окончание документа отсутствует).

6492-21. Лл. 183–187 об. Об отказе земель южнее с. Индерки Сосновоборского района (окрестности с. Бестянка). Лета 7196 (1688) августа в (не указан) день по указу великих государей (полный титул) и по наказной памяти стольника и воеводы Ивана Ивановича Щепина велено ехать Пензенской приказной избы подьячему Василию Протопопову в Пензенской уезд за Суру реку, вверх реки Туруева по обе стороны, на полянки, по челобитью Алаторского уезду деревни Пилясевы мордвы Андрюшки Захарова, Ивашки Машатова, Неняйки Дружинина, Левки Бектеева с товарыщи. А не доехав той земли, велено взять с собою тутошних и сторонних людей, сколько человек пригоже, да при тех сторонних людех велено про тою землю сыскать. Да буде та земля в тех вышеписанных урочищах по сыску сыскных людей объявитца порозжа, в поместье, и в вотчину, и в оброк, и в посоп никому не отдана, и не владеет ею никто, и ни х каким землям не приписана, и спору о той земле ни от кого не будет, и тою землю в тех вышеписанных урочищах велено откозать челобитчикам, мордве (перечисляются вышеуказанные лица), в посоп и в оброк.

И по указу великих государей (полный титул) и по наказной памяти стольника и воеводы Ивана Ивановича Щепина Пензенской приказной избы подьячей Василей Протопопов в Пензенской уезд за Суру реку, вверх реки Туруева по обе стороны, на дикую порозжую землю ездил и про тою землю сыскивал и по сыску сыскных людей земля объявилась порозжа, в поместье, и вотчину, и в оброк, и в посоп никому не отдана, не владеет ею никто, ни х каким землям не приписана (...); тою землю челобитчикам, мордве (перечисляются вышеуказанные лица) с товарыщи откозал на пашню земли, и на сенные покосы, и на дворовую усадьбу, и к скотине на выпуск (трудно читаемая вставка над строкой: а посопного хлеба платить им, мордве, с тоя земли по чети ржи, овса тож, да с оброчных – далее неразб.) и той земли учинил грани и всякие признаки:

Почин от реки Суры, от устья реки Туруева, а подле той реки Туруева, на берегу, на сосне грань; а от тое сосны и от грани вверх идучи по реке Суре, по правой стороне, до Чемукской вотчинной дороги, а у той дороге на сосне две грани (...); и от граней идучи тою дорогою, – до реки Туруева; и по тем граням от первой починной грани – направе земля челобитчиков мордвы (перечисляются вышеуказанные имена), а налеве дикая порозжая земля; а у реки Туруева стоит столб, на нем грань; а от того столба и от грани, перешед речку Туруев, и по той речке Туруеву вверх идучи правою стороною, до Балчеева лесу; а у того лесу на краю дуб, на нем грань; и от того дуба и от грани черес поле до вершины речки Тютняра, а у той речки на берегу стоит столб, на нем грань; и от того столба и от грани – через речку Тютняр и черес поля до вершины речки Сузим; и по тем граням от реки Туруева – направе земля Андрюшки Захарова с товарыщи, а налеве дикая порозжая земля; а у речки Сузима на берегу стоит сосна, на ней две грани (...), а от тое сосны и от граней – черес поля до вершины речки Имелейки, а у ней, речки, стоит столб (...); от столба (...), вниз идучи тою речкою Имелейкою, – до устья речки Имелейки по правой стороне; а от устья той речки Имелейки, перешед речку Туруев и через бор, до устья той речки Туруева и до Суры реки, до первой починной грани.

А по хороменной и по дровяной лес въезжать им, мордве, в Сурской большой лес.

А на отказе со мною, подьячим, были сторонние люди Пензенского уезду деревни Ишиму мордва: Чудайка Сергеев, Лемка Тингаев, да деревни Верхнева Катмиса мордва Сялдышка Казеев, Стенька Китаев, да деревни Нижнего Катмиса мордва Ариска Байков, Бисянка Кучаев, Второйка Бикбардов. Да со мною же, подьячим, на отказной земле был пензенской площадной подьячей Афонасей Бакшеев.

Чюдайка Сергеев, Стенька Китаев, Ариска Байков, Второйка Бикбарьдов, Лемка Тингаев, Сялдышка Казяев, Бисанка Кучаев (изображения знамен мордвы).

Вот ещё отказная грамота:
6492-74. Лл. 470–476. Об отказе земли в Сосновоборском районе по речкам Тешнярь, Шкудым и Ручим. 20 июля 7198 (1690) г. на эти речки ездил подьячий Пензенской приказной избы Иван Иванов, чтобы отказать землю по челобитью “Верхнева города Ломова мордовских мурз Семена Шмилина сына Казакова с товарыщи”. Местоположение дачи определялось следующим образом: в Пензенском у. за рекой Сурой порозжая земля

в урочищах Усть-Шкидима речки, на низ идучи, по Суре реке по обе стороны, до водополья, и с рыбными ловлями, со озеры и с ыстоки, до устья Ручима речки, вверх идучи по обе стороны, мочежинами до черного лесу, до Мохового болота, по правую сторону, по конец дач Белá я мурзы с товарыщи, до Тешнярских вершин, вверх идучи по Тешняре по правую сторону, до Шкидимских вершин, вниз идучи Шкидима речки, по обе стороны, с лесом, и з глухими полянами, и с мочежиною, и с суходолами, и со всеми угодьи, до усть Шкидима речки и до Суры реки.

Велено было отказать мордве каждому по 60 четей в поле, а в дву по тому ж, с сенными покосами, со всеми угодьями и с рыбной ловлей. Дан перечень товарищей Семена Казакова, которым вместе с ним отводилась земля: Артемий Захаров сын князь Еделев, Игнатий Китаев сын князь Еделев, Паксян Мирдяев сын князь Еделев; 9 человек с фамилией князей Ярославских: Алексей Старков сын, Моисей Дмитриев сын, Рослан Кодяев сын, Позняк Сараев сын, Видяй Суроватов сын, Пиксан Потехин сын, Ефай Жданов сын, Несмеян Китаев сын, Зиновий Нафтаев сын; Учай Кузоватов сын Покшазорский, Вечкодей Мусайпашев сын Беляев, Дивей Будяев, Тяра Григорьев, Семен Митин; 4 человека Баюшевых: Совет Антин (?) сын, Куприя Учаев сын, Матвей Захаров сын и Кочкуман Тонкаев сын.

Последовательность географических признаков по меже отведенной мордве земли: почин у Сурского большого леса – вдоль Шкидымского липяга – утинной дуб (стоит подле поместной земли мордовских мурз Белая Емельянова с товарищами д.Садовки, «Белая поместная земля») – Моховое болото (здесь по правую сторону земля Белая мурзы с товарищами, а по левую – Семена Казакова с товарищами) – «идучи подле черного лесу, до речки Ручима и через речку Ручим до дуба, что набита утинная грань».

На отказе были сторонние люди, мордва Пензенского уезда: Ивашка Сергеев и Тингайка Кецаев из д. Ишим, Деска Деушев и Васька Шугурев из д.Тешнярь, Сенька Мамкаев, Трошка Иванов и Алешка Старков из д. Садовки, пушкарь Леванзин из д.Верхний Катмис, Макарка Дементьев и Молчанка Летишев из д. Тешнярь, мордовский мурза Жданка Иванов сын князь Тяпин из д. Вашилей. Имеются знамена мордвы. За них руку приложил пензенский пристав Артюшка (?) Курышев.

Ещё одна отказная грамота:
6492-96. Лл. 586–590. Об отказе земель от верховьев Колдаиса до р. Кадады татарам, поселившимся на р. Елюзань. 24 августа 7199 (1691) г. По указу великих государей и наказу стольника и воеводы Ф. А. Новикова подьячий Пензенской приказной избы Афанасий Мальцов ездил в Пензенский уезд на р. Кададу на поместную землю темниковских и саранских мурз и татар Альмаметя мурзы Ахмаметева сына Дулатова, Араслана Акбулатова сына Тлевлеева, Мустая Исламова сына Курлашева с товарыщи по челобитью пензенцев Бориса Прохоровича и Ивана Филипповича Кологривовых, Василия и Ивана Юрьевичей Першиных. В челобитной говорилось: «Поверстаны они на Пензе и поместные оклады им учинены, а земли им велено отвесть в Пензенском уезде, где они приищут». Они приискали пустые земли на Кададе:

Почин от черного Мочатовского большого лесу, вниз по ржавцу до речки Носкафтом, и тою речкою на нис идучи, до речки Калдаиса и по речке Калдаису, вверх идучи правою стороною; а перешед речку Колдаис на левую сторону, до буяраку, а от того буяраку через Исенеев усад до Адаевой дубровы, а от Адаевой дубровы до бугра, что стоит на нем столб з гранями, а от того бугра прямо через Аляксовскую дуброву до реки Кодады на Каменной Брод, а от того Каменного Броду, рекою Кодадою вверх идучи правою стороною, до Крутова буярака, а в нем бугор, а от того буярака до дубровы Танганала и до черной луки Сатовского лесу, и идучи правою стороною, до Соснового болота, а от того болота до вершины речки Калдаиса, и перешед Колдаисскую вершину, до помры Торганал, а от помры Тарганала до болота, а от того болота через черной Мочатовский лес до починного первого Мочатовского лесу. А в тех вышеписанных урочищах поместная земля пензенцов Бориса да Ивана Кологривовых, Василья да Ивана Першиных.

На отказе были сторонние люди Пензенского уезда: мордва д. Ирелейки (или Прелейки) – Ермутка Чуватов, Келемаска Тотарапин; деревни Нижнева Катмису – Щанкала Паев, Бамяска Муратов, Араланка Лемаев, Трофимка Кузьмин, Нилка Микитин, Живайка Понютов; деревни Тургаковы – Радайка Учаев, Тагайка Третьяков, Кевайка Игнатьев, Русяйка Полежаев. Изображены знамена мордвы.

Вот ещё:
6492-118. Лл. 685–688. Об отказе земли при с. Большой Умыс Камешкирского района. Декабрь 7199 (1690) г. Подьячий Пензенской приказной избы Павел Валяев ездил в Пензенский уезд на речку Умыс в поместья пензенцев Александра Лыскова с товарищами, чтобы "прописную землю Ивана Полибина, что прописана в новых писцовых книгах, отписать усады и пашни и всякие угодьи, а в нем пашни 35 четей в поле, а в дву по тому ж", и по отказным книгам отказать Ивану по-прежнему из примерной земли Лыскова с товарищами, которая у них примеряна сверх старых дач 451 четь в поле, а в дву по тому ж; Лыскову отказать по новым писцовым книгам в жеребий 107, Ивану Полибину – 129, Ивану Пе(н)кову, Григорию и Тимофею Фокиным – 108, вдове Татьяне Болакшиной с детьми Петром, Григорием, Федором, Игнатием и Данилой – 107 четей в поле, а в дву по тому ж. На отказе были сторонние люди – крестьяне из д. Белый Ключ, мордовские мурзы из д. Тургаковой. Руку приложил за них пензенский площадной подьячий Яков Тоузаков.